Народные и застольные песни - Сормовская лирическая, аккорды

Прокрутка
Тональность
Шрифт
100
Am       E        Am            E7
На Волге широкой, на стрелке далекой
Am         G7              C
Гудками кого-то зовет пароход.
F            A7      Dm        Am
Под городом Горьким, где ясные зорьки,
Dm        Am      G       C
В рабочем поселке подруга живет.
F            A7      Dm        Am
Под городом Горьким, где ясные зорьки,
Dm        Am      E7      Am
В рабочем поселке подруга живет.

Am        E          Am          E7
В рубашке нарядной к своей ненаглядной
Am           G7                C
Пришел объясниться хороший дружок.
F     A7         Dm         Am
Вчера говорила – навек полюбила,
Dm      Am         G           C
А нынче не вышла в назначенный срок.
F     A7         Dm         Am
Вчера говорила – навек полюбила,
Dm      Am         E7          Am
А нынче не вышла в назначенный срок.

Am       E       Am             E7
Свиданье забыто, над книгой раскрытой
Am          G7                C
Склонилась подруга в окне золотом.
F           A7     Dm           Am
До утренней смены, до первой сирены
Dm     Am        G        C
Шуршат осторожно шаги под окном.
F           A7     Dm           Am
До утренней смены, до первой сирены
Dm     Am        E7       Am
Шуршат осторожно шаги под окном.

Am         E      Am       E7
Ой, летние ночки, буксиров гудочки,
Am        G7              C
Волнуется парень и хочет уйти.
F          A7     Dm            Am
Но девушки краше, чем в Сормове нашем,
Dm     Am     G        C
Ему никогда и нигде не найти.
F          A7     Dm            Am
Но девушки краше, чем в Сормове нашем,
Dm     Am     E7       Am
Ему никогда и нигде не найти.

Am      E         Am        E7
А утром у входа в ворота завода
Am           G7                C
Влюбленному девушка встретится вновь
F          A7         Dm      Am
И скажет: «Немало я книжек читала,
Dm     Am         G        C
Но нет еще книжки про нашу любовь».
F          A7         Dm      Am
И скажет: «Немало я книжек читала,
Dm     Am         E7       Am
Но нет еще книжки про нашу любовь».

Комментарий автора:

Песня на стихи: Е. Долматовский, музыка: Бориса Мокроусова.

В 1949 году в Горьком отмечался столетний юбилей Сормовского завода, который с 1922 года носил название «Красное Сормово». 
В ходе подготовки к этому событию был объявлен конкурс на лучшее музыкальное произведение, посвящённое юбилею завода. 
Для этого в Горький были приглашены композиторы и поэты — среди произведений, над которыми они работали, были кантаты, 
оратории и торжественная увертюра.
Одним из первых на приглашение откликнулся композитор Борис Мокроусов, а его напарником стал поэт Евгений Долматовский, 
который впоследствии вспоминал, что cначала они решили написать марш. Они жили в заводской гостинице, посещали общежития 
и производственные цеха, но с написанием марша дела у них не продвигались. По словам Долматовского, в один из дней 
в дверь постучали «две девушки в чёрно-синей форме ремесленного училища». Девушки попросили композитора и поэта написать 
не марш, а обычную песню к юбилейному концерту, которую они намеревались исполнить дуэтом. Откликнувшись на их просьбу, 
Долматовский написал стихи, и получилось так, что ритмически они подошли к одной из мелодий Мокроусова, изначально 
предназначавшейся для спектакля «Макар Дубрава», поставленного в 1948 году в Театре имени Вахтангова по пьесе 
Александра Корнейчука. После того, как Мокроусов и Долматовский несколько раз спели песню на уже готовый мотив, 
им «показалось, что именно эти слова с этой музыкой составляют единое целое», и они остановились на этом варианте.

Существует и другая версия, описанная в биографии Бориса Мокроусова. Согласно этой версии, просьба о написании песни 
исходила от тогдашнего директора завода Ефима Рубинчика, который сказал Мокроусову: «Конечно, всё это хорошо. Но пройдет 
юбилей, и отшумит оратория… Так, для себя, для души петь ораторию не станешь… А нам бы такое, что и после юбилея 
хотелось петь…» После этого Мокроусов сочинил мелодию, а потом попросил Евгения Долматовского написать для неё слова. 
Впоследствии Мокроусов рассказывал: «В отличие от многих композиторов, я вначале создаю музыку, а затем поэт пишет 
по моей просьбе стихи на заданную тему. Кое-кто считает такой метод „порочным“, но это вопрос спорный. В свою защиту 
могу сказать, что самые популярные мои песни, в том числе и „Сормовская лирическая“ со стихами Евгения Долматовского, 
написаны именно таким образом».

Тем временем подготовка к празднованию столетия Сормовского завода продолжалась. К юбилейному вечеру готовилась 
литературно-музыкальная композиция под названием «Доро́гой побед», постановщиком которой был Николай Покровский. 
«Сормовскую лирическую» было поручено исполнить солистам заводского хора Маргарите Рыбиной и Геннадию Бакову, 
которые и стали первыми исполнителями этой песни. По воспоминаниям Рыбиной, песня должна была прозвучать в финале 
композиции, и им «строго-настрого запретили разглашать, что готовится». С Долматовским и Мокроусовым Рыбина знакома 
не была и, по её словам, не имела никакого отношения к рассказанной поэтом истории о двух девушках — «может, 
приходили к нему девочки из ремесленного училища, но это была не я».

Песня быстро приобрела популярность и с начала 1950-х годов часто исполнялась по радио. Впоследствии мелодию 
«Сормовской лирической» использовали в качестве позывных горьковского радио — песня стала музыкальной визитной 
карточкой Горького (Нижнего Новгорода), её даже рассматривали в качестве неофициального гимна города. Жители других 
городов часто переиначивали слова этой песни — по словам Долматовского, из всех его песен «Сормовская лирическая» 
была чемпионом по количеству таких переделок, в основном из-за несогласия со словами из четвёртого куплета: 
«Но девушки краше, чем в Сормове нашем, / Ему никогда и нигде не найти». Таким образом, основной смысл изменений, 
вносимых в слова песни, сводился к следующему: «Но мы не согласны, что девушек краше, / Чем в Сормове вашем, 
нигде не найдём» (омский вариант) или «Но город наш краше, чем Сормово ваше, / В нём девушек больше хороших живёт» 
(гомельский вариант).

В очерке о творчестве Бориса Мокроусова музыковед Ноэми Михайловская относила «Сормовскую лирическую» к категории 
городских рабочих песен композитора, характерной чертой которых является то, что они «наполнены мечтательным 
настроением и ведут нас в мир лирических переживаний героя». Сравнивая с другой лирической песней Мокроусова, 
«Осенними листьями», Михайловская отмечала, что в «Сормовской» нет такой «утончённой поэтичности и безысходной печали», 
её музыка более «заземлена», «во все элементы музыкальной речи, и прежде всего в ритмо-интонационный строй мелодии, 
проникают новые для жанра черты», среди которых «распевность, идущая от народной песни, и одновременно как бы 
утверждающая себя активность — выражение скрытой напористости характера». По словам Михайловской, в фортепианном 
сопровождении «Сормовской» «слышатся обороты и ритмы гармошечных переборов».

За свою историю, начиная с первого исполнения Маргариты Рыбиной и Геннадия Бакова, песня «Сормовская лирическая» 
входила в репертуар многих известных певцов и певиц, таких как Иван Шмелёв и Пётр Киричек, Владимир Нечаев, 
Леонид Кострица, Георг Отс, Нина Пантелеева, Юрий Богатиков, Лев Полосин и Борис Кузнецов, Эдуард Хиль, 
Валерий Сёмин, Олег Погудин, Ирина Крутова и другие.
 
 
Свернуть Распечатать

Видео